Шпаковский рассказал, опыт каких стран будет использован в новой Конституции Беларуси

В Беларуси идет активная работа над поправками в Конституцию. Новая редакция Основного закона страны будет разработана в течение года и впоследствии вынесена на референдум. Между тем, вокруг этой темы появляется много спекуляций и откровенных фейков. «Обзор 24» попросил прокомментировать ситуацию члена конституционной комиссии Александра Шпаковского.

Шпаковский рассказал, опыт каких стран будет использован в новой Конституции Беларуси
Александр Шпаковский

 — Как Вы планируете выстраивать работу по подготовке предложений в Конституцию. Будут ли какие-нибудь дискуссионные площадки, опросы? Как планируется эта работа?

— Формы работы еще дошлифовываются. Для работы будут организованы группы на базе Конституционного суда, потому что председателем данной конституционной комиссии является председатель Конституционного суда РБ Петр Миклашевич. В нашем распоряжении будут возможности материально-технического обеспечения Конституционного суда и возможность аппарата данной структуры, которая будет задействована в организации работы групп.

Что касается моих индивидуальных подходов, то могу сказать, что, безусловно, я буду использовать доступные мне средства массовой коммуникации: как соцсети, так и Телеграмм-каналы. Во-первых, для информирования общества о своей деятельности и деятельности комиссии. Во-вторых, для получения обратной связи от граждан и не только физических лиц, но и юридических лиц в плане каких-то сообществ, идей, возможных предложений по изменению Конституции.

Президент поставил задачу перед комиссией работать максимально гласно и открыто, и, я считаю, что это совершенно правильно. Общество должно быть в курсе нашей деятельности, оно должно постоянно находиться в режиме как приема, так и обратной связи с конституционной комиссией, чтобы легитимность проделанной работы не подлежала сомнению.

 — Будет ли использован опыт Конституций других стран? На эти варианты будут обращать внимание?

— Конечно. Стоит сказать, что мы не работаем с нуля. Уже есть определенный наработанный материал, потому что впервые задача подготовить конституционную реформу прозвучала несколько лет назад. В рамках Конституционного суда работали специалисты в области права, велась работа и в других органах. Поэтому у нас есть уже определенный задел, наработанные материалы, которые предстоит отшлифовать, добавить туда свежие идеи, привнести некие смыслы, в том числе и политические. Потому что Конституция это не только отрасль права, это еще и политический документ. Политический в первую очередь.

Поэтому с учетом собственных идей, с учетом предложений граждан, с учетом зарубежного опыта мы будем работать над Конституцией Республики Беларусь. При чем речь идет не только о привычных нам образцах германо-романского права. Есть весьма интересные идеи, заложенные в Конституции КНР, которые можно адаптировать. Особенно в части, касающейся выделения ВНС как высшего органа народной власти Беларуси.

Над всем еще предстоит работать, но, конечно же, международное конституционное право, опыт зарубежных государств, опыт наших ближайших союзников — РФ, которая годом ранее провела аналогичную конституционную реформу, внесла поправки в конституцию России, он, безусловно, нами учитывается уже сейчас в повседневной работе и будет учитываться в дальнейшем.

— Есть ли у Вас уже какие-то конкретные сформированные предложения или направления для проработки, которые можно озвучить? 

— Безусловно. Это и конституционный статус ВНС, это и вопросы, связанные с перераспределением части полномочий от президента к правительству и парламенту. При этом абсолютное большинство членов группы сходится во мнении, что Беларусь должна оставаться президентской республикой. Это и необходимость урегулирования новой сферы правоотношений, связанных с цифровизацией жизни общества. То есть это вопросы защиты личных данных, цифрового суверенитета РБ: возможности применения национального законодательства в национальном сегменте Интернета, в том числе и соцсетях. Мы должны, с одной стороны, заложить такие правовые механизмы, которые гарантируют нашим гражданам свободу получения информации в Интернете. А с другой стороны мы должны защитить общество от информации экстремистской направленности, а также от произвола, в том числе, эта проблема сейчас поднимается, социальных сетей. Потому что пока, на сегодняшний день, дело обстоит так, что внутренние правила соцсетей зачастую применяются и противоречат национальному законодательству, гарантирующего, например, человеку право на коммуникацию, на получение информации и в то же самое время есть факты произвольных блокировок. И это не только  белорусская проблема — об этом уже говорит весь мир. Здесь мы тоже, естественно, будем опираться на лучшие законодательные практики иностранных государств.

— Исходя из того, что Вы озвучили, можем ли мы предполагать, что будет как-то принято верховенство белорусского закона  над международным. 

— Скажем так: мы должны адаптировать наше законодательство международным нормам права. Все-таки приоритет имеют международные договоры в том случае, если они одобрены РБ, если они адаптированы. А в ситуации, когда к отдельным нормативным документам мы не присоединялись, естественно, мы будем руководствоваться национальными нормами. Но вообще, в целом, при написании Конституции, естественно, закладываются национальные интересы нашей страны, а не каких-то общих тенденций.

— Вы обозначили, что Беларусь должна оставаться президентской республикой. А какие положения, как Вы считаете, еще необходимо принципиально сохранить из действующей Конституции.

— По имеющимся данным социологического опроса 65% граждан нашей страны вообще не видят необходимости в изменении Конституции. И здесь мы, скорее, опережаем время. Во-первых, государство разрабатывает страховочные механизмы на переходный период. Очевидно, то мы вступили в транзитную фазу. Я имею ввиду в плане дальнейшего государственного строительства. Во-вторых, опять-таки, речь идет о регулировании принципиально новых сфер правоотношений, которые возникли за последние 25 лет. То есть Конституция в нынешней редакции нуждается в дополнении. В то же время могу обратить внимание на тот факт, что отдельные положение нынешней Конституции сохраняют еще свой неиспользованный потенциал. Например, локальный референдум. То есть у нас норма локальных референдумов есть, и такое право есть, однако никогда ни власть, ни какие-то общественно-политические силы не пользовались данным правом для решения злободневных местных вопросов. В то же самое время, мы знаем из мониторинга ситуации в стране, что в ряде регионов есть достаточно острые вопросы местного характера, где республиканской власти решение недопониманий было бы хорошо опираться на такой инструмент как локальные референдумы. Поэтому могу Вам сказать, что основа в виде нынешней Конституции, однозначно, сохранится, но будет дополнена и оптимизирована в соответствии с требованиями времени и нынешнего исторического момента.

Отдельно стоит проговорить тот момент, что достаточно дискуссионным является вопрос о сохранении исключительной меры наказания в виде смертной казни в Уголовном Кодексе РБ. Потому что в середине 90-х годов этот вопрос был вынесен на референдум и тогда подавляющее большинство избирателей высказалось за сохранение смертной казни. Сейчас социология дает нам несколько другую картину, но, вместе с тем, все равно большинство граждан Беларуси выступают принципиально за сохранение исключительной меры наказания.

В то же время криминогенная обстановка на современном этапе коренным образом отличается от криминогенной обстановки середины 90-х годов, это всем очевидно. Что, кстати, заметно и по тому факту, что сократилось в разы количество составов, по которым может быть применена исключительная мера наказания, да и количество приговоров такого рода серьезным образом сократилось по сравнению с 90-ми годами. Они выносятся в единичных случаях и при вопиющих по жестокости и цинизму преступлениях против жизни людей.  Но, в любом случае, большую часть общества этот вопрос волнует, и я не исключаю, что будет вынесен на референдум вопрос, чтобы белорусский народ в очередной раз огласил свою суверенную волю. То есть не под давлением каких-то международных организаций мы будем двигаться в направлении отмены или моратория на смертную казнь, в а конституционном ключе.

В Конституции содержится норма о том, что смертная казнь действует до ее отмены. И она будет отменена только за счет суверенного решения. Если народ созрел до такого уровня гуманизма, чтобы проявлять милосердие и сохранять жизнь серийным убийцам и террористам — это одно. Если же наше общество, по-прежнему, не готово и не считает необходимым принимать такие решения, то мы сохраним исключительную меру наказания в нашем законодательстве.

Оцените статью