Малаш Михаил о том, как Лукашенко назначили старухой-процентщицей

Помимо отсутствия патриотического воспитания детей и молодёжи в нашей стране не было ещё и пропаганды. Здесь самые крутые в мире спецслужбы, а политтехнологий нет от слова вообще. Телевидение, конечно, есть, но системы воздействия на общественное сознание не было совершенно.  Пропаганды в стране нет, прежде всего, по той причине, что наш Президент идеализировал белорусов. Он не хотел опускаться до манипулирования общественным сознанием, считая это не богоугодным делом.

Малаш Михаил о том, как Лукашенко назначили старухой-процентщицей
Малаш Михаил

Лукашенко думал, что люди своими глазами увидят реальные достижения его социально-экономической системы, и будут его за это ценить. Достижения безресурсной белорусской экономики никогда не высвечивались на фоне ресурсоизбыточных Польши и России. Предполагалось, что обыватель вася пупкин и лёня голубков сами всё должны понять своей народной мудростью. По этой логике, по мере того, как развивалась белорусская экономика, и чем отчётливее и очевиднее становились её преимущества и достижения, должен был бы расти и рейтинг власти. Однако этого не наблюдалось. Соцопросы не показывали роста рейтинга власти. Напротив, вася пупкин с лёней голубковым постоянно скулили, что в Польше и России зарплата в пересчёте на доллары больше. Специально обученных разъяснителей в этом вопросе никогда не было и нет до сих пор. Власть решила ублажать васю пупкина в потреблятстве вместо того, чтобы вправлять ему мозги.

Всё оказалось банально и прозаично. В реальности для акций протеста всегда используют людей с завышенной самооценкой недовольных собственной ничтожностью. Они соответственно недовольны своим местом в мире. Даже мельчайшие несовершенства окружающего мира таким людям могут послужить в качестве формального повода, чтобы оправдать своё недовольство властью. Именно эти мелкие проблемки и обмусоливались в телеграмм- и ютьюб-каналах для накрутки протестных настроений.

Родион Раскольников из «Преступления и наказания» Достоевского точно так же был недоволен миром, в котором он жил. Он был озабочен вопросом: «Тварь ли я дрожащая или право имею?». Это крайнее недовольство своим местом в мире у него персонифицировалось в старухе-процентщице, которую он в итоге убил. Мир после этого, конечно, лучше не стал. Современные политтехнологи научились психологические фрустрации этой категории людей, которая всегда была, есть и будет, трансформировать в политическое недовольство. Старухой-процентщицей в нашем случае они назначили белорусского президента. Эта категория людей называется в социологии-политологии протестным меньшинством. Им для того, чтобы не ощущать себя изгоями, психологически остро необходимо сбиваться в толпы, искусственно создавая однородно-ценностный социум, пусть даже на короткое время. Таким образом, меньшинство изображает из себя большинство. Получается это у него так правдоподобно потому, что оно само себя в этом убеждает в первую очередь. Это ему необходимо для психологического комфорта. Обман зрения при этом настолько убедителен, что сильно влияет на остальных. Меньшинство агрессивно-ущербное и активное.

В Белоруссии искусственность протестов проявилась в наибольшей лабораторной чистоте. Здесь практически не было примесей других факторов. Реального социально-экономического недовольства у участников протестов практически нет. Во всяком случае, они не могут его артикулировать. В ходе протестов не было ни коррупционных лозунгов, ни экономических, ни экологических, ни националистических; только фальсификация выборов и насилие со стороны силовиков, объявленное чрезмерным. То, что оно всегда само собой разумеющееся в таких случаях, понимают лишь люди со здравым рассудком.

Белорусские протесты представляют, поэтому исключительный экспериментально-исследовательский интерес в области технологий социального инжиниринга. Такого не было нигде в мире, и вряд ли ещё будет. Судя по тому, что власть начала в спешном порядке создавать систему эффективной пропаганды, она осознала проблему. Раньше с протестными настроениями успешно справлялись спецслужбы. Они разваливали изнутри подрывные структуры, неумело

создаваемые Западом, плохо разбирающимся в белорусских спецификах. Лидеров оппозиции ловко стравливали между собой. Протестный пар аккуратно выпускался в свисток. Однако теперь координация протестов вышла за пределы досягаемости этих спецслужб. Другими инструментами, такими, как политтехнологи и патриотические общественные организации, правящая белорусская элита никогда раньше не пользовалась. Теперь времена изменились…

Нормальных людей нужно воспитывать с детства на традиционных русских ценностях правды и справедливости. Однако, даже, если мы организуем самое правильное воспитание, всегда будут находиться паршивые овцы. Это показал исторический опыт, и традиционалистской Российской империи, и коммунистического Советского Союза. И там, и там воспитывались достойнейшие сыны отечества, но обе эти сверхдержавы развалились в результате протестных настроений активного меньшинства. Именно поэтому система вправления мозгов стаду овец в государстве тоже должна быть. По сути, нам нужна даже не пропаганда, а контрпропаганда. Если мы, в отличие от наших врагов, будем использовать в пропагандистских целях правду, а не ложь, то такие политтехнологические проекты будут вполне богоугодными, и нам не придётся идти на сделку с совестью. Мы ведь обманывать ни кого не собираемся.

Оцените статью